Кузнецов Николай Герасимович

Адмирал Кузнецов Кузнецов Николай Герасимович
11(24).7.1904–6.12.1974

Адмирал Флота Советского Союза,
Нарком ВМФ и военно-морской министр СССР,
Главнокомандующий ВМФ

Родился Н.Г.Кузнецов 24 (11) июля 1904 года в деревне Медведки Котласского района Архангельской (до 1937 г. Вологодской) области в семье казенных крестьян Герасима Федоровича и Анны Ивановны Кузнецовых.

С 1912 по 1915 гг. Николай учился в церковно-приходской школе. Окончил 3 класса.

После смерти отца в 1915 г. помогал матери по хозяйству. С осени 1917 г. по 1918 г. работал в Архангельском порту, затем снова вернулся в деревню, помогал семье, работал на деревенской мельнице.

Осенью 1919 г. мать отвезла сына в Котлас к своему брату, чтобы тот устроил его работать в депо. Здесь вместо этого Николай поступил в Северо-Двинскую флотилию. Ему было только 15 лет, туда же брали с 17, из-за высокого роста он выглядел старше и ему удалось получить в сельсовете справку, в которой годом его рождения был указан 1902. Путь в военные моряки Николаю был открыт.

Военная служба началась 13 сентября 1919 г. Позже Н.Г.Кузнецов писал: “Мне не пришлось менять профессии в поисках дела, которое оказалось бы больше по душе. Вся моя жизнь связана с Советским Военно-Морским Флотом. Я сделал выбор однажды, в совсем юные годы, и никогда не жалел об этом.” Николаю поручили печатать секретные донесения в штабе. К концу года он упросил командира назначить его в боевой экипаж на канонерскую лодку. Вскоре после освобождения Архангельска флотилию расформировали и краснофлотец Кузнецов продолжил службу в Мурманске и Архангельске.

Осенью 1920 г. Кузнецов был зачислен в Центральный флотский экипаж и переведен в Петроград. С 6 декабря 1920 г. по 20 мая 1922 г. учился в подготовительной школе при училище, в 1921 г. вступил в комсомол.

20 сентября 1922 г. Н.Кузнецов был зачислен в училище командного состава флота, тогда же переименованное в Военно-морское училище им. М.В.Фрунзе. “…Моя мечта – навсегда связать свою судьбу с флотом – обрела реальность. Желтое здание бывшего Морского корпуса стало моим домом…”, - вспоминал Николай Герасимович в книге “Накануне”.

В январе 1924 г. в составе лучшего подразделения моряков-курсантов Петрограда участвовал в похоронах В.И.Ленина. В 1925 г. провожал в последний путь Наркомвоенмора М.В.Фрунзе, чьи мечты, каким должен стать Рабоче-крестьянский Красный Флот Н.Г.Кузнецов позже старался воплощать в жизнь. В училище вступил в ряды ВКП(б).

1 октября 1924 г. курсант Н.Кузнецов был допущен к исполнению обязанностей командира отделения. В характеристике того времени на него говорилось: “Развитие выше среднего. Курс усваивает легко. Решителен, выдержан… Говорит коротко, толково, командирским языком… Сжато и грамотно излагает мысль письменно…”. В октябре 1925 г. он был назначен командиром взвода первого курса нового набора.

В мае-сентябре 1926 г. участвовал в практическом плавании на линкоре “Парижская Коммуна”. В характеристике отмечалось: “Очень способный, общее развитие хорошее. Выдержан. Спокоен. Инициативен. Здоров. Выправка хорошая. Специальная подготовка отличная. Политическая подготовка хорошая. Будет хорошим артиллеристом.”

5 октября 1926 г. Николай Кузнецов с отличием окончил военно-морское училище, получил звание командира РККФ с зачислением в средний строевой командирский состав ВМС РККА и с предоставлением права выбора флота. От запроса служить при штабе морских сил Балтфлота отказался. Местом будущей службы избрал Черноморский флот и крейсер “Червона Украина”. Был назначен вахтенным начальником крейсера с одновременным исполнением обязанностей командира первого плутонга и командира строевой роты.

С энтузиазмом осваивал он новые должности и многому учился.

С августа 1927 г. по 1 октября 1929 г. Н.Г.Кузнецов – старший вахтенный начальник крейсера. Из аттестации этого периода: “Заслуживает продвижения во внеочередном порядке”.

С 1 октября 1927 г. по 4 мая 1932 г. Н.Г.Кузнецов учился в Военно-морской академии, также окончил ее с отличием и с правом выбора флота. “В военно-морской академии, - писал он в “Накануне”, - мы получили солидное оперативно-тактическое образование, основательно изучили многие проблемы будущей войны на море... нам привили правильные взгляды на роль флота в обороне нашей Родины. Исходя из единой для всех Вооруженных Сил стратегии, мы ясно стали видеть место флота как одного из видов Вооруженных Сил”. Здесь Н.Г.Кузнецов изучил немецкий и французский языки. Был награжден пистолетом с надписью Начальника Морских Сил РККА: “Командиру-ударнику Николаю Герасимовичу Кузнецову за успешное окончание академии”.

Вновь Н.Г.Кузнецов избрал Черное море и отправился служить старшим помощником нового крейсера “Красный Кавказ”. За год команда корабля превратилась в дружный, сплоченный боевой коллектив, способный четко действовать в любых сложных условиях обстановки. В 1933 г. крейсер вошел в состав боевого ядра Черноморского флота. Штаб флота отмечал при его проверке, что организация службы на крейсере отработана значительно лучше, чем на других кораблях, - это является заслугой старшего помощника командира. В его аттестации за 1932 г. появилась запись: “Проявляет любовь и заботу к крейсеру. В походной обстановке вынослив… Оставить в должности старшего помощника ввиду короткого практического стажа для накопления опыта, после чего может быть повышен в категории… Должности вполне соответствует”. Свое мастерство он совершенствует в длительных походах 1933 г. В аттестации за год отмечено: “Заслуживает повышения по службе во внеочередном порядке”.

В ноябре 1933 г. капитан 2 ранга Н.Г.Кузнецов назначается командиром крейсера “Червона Украина”. Вот и сбылась его мечта – командовать кораблем. К ней он шел все эти годы. И всю жизнь считал, что стоящее дело для настоящего моряка и есть командование кораблем. Он буквально наслаждался этой работой, до тех пор пока 15 августа 1936 г. не получил внезапный вызов в Москву, а оттуда – командировку в Испанию. В ноябре 1935 г. ему было присвоено звание капитана 1-го ранга.

Период службы на “Червонной Украине” имел важные последствия не только для молодого командира, но и для команды крейсера и флота в целом. Под руководством и при деятельном участии Н.Г.Кузнецова была разработана система боевой готовности одиночного корабля, отработан метод экстренного прогревания турбин, позволивший готовить турбины вместо 4 часов за 15-20 минут, отработаны стрельбы главного калибра на самых больших скоростях хода крейсера и на предельной дистанции обнаружения цели. Позднее нововведения были приняты на всех флотах СССР. На крейсере начато движение “Борьба за первый залп”. Чисто артиллеристское понятие “первый залп” превратилось в общефлотское, стратегическое, позволившее значительно повысить боеготовность соединений ВМФ. Впервые артиллеристы стали использовать самолет для корректировки невидимой цели. В газете “Красный флот” отмечалось : “На флоте многие заговорили о методах организации боевой подготовки “по системе Кузнецова”. За его успехи в учениях Н.Г.Кузнецов был награжден орденом “Знак Почета”.

В 1935 г. крейсер “Червона Украина” занял первое место в Морских Силах СССР. На крейсере совершил поход С.Г.Орджоникидзе, наградивший командира легковой машиной.

Внимательно следя за всем, что происходило на крейсере, командующий флотом И.К.Кожанов в ноябре 1935 г. подверг его всесторонней проверке. Приказал обеспечить экстренный прогрев турбин, выход в море по тревоге, проверил организацию службы на общекорабельном учении, имитируя бой с “противником” и получение “тяжелых повреждений”. Команде пришлось отражать атаки самолетов, ликвидировать последствия “попадания торпеды в борт”, бороться с пожаром, провести боевые стрельбы по щиту и конусу, буксируемому самолетом. В результате была дана высокая оценка учениям и объявлена личная благодарность командиру и всей команде.

В газете “Красная звезда” появилась статья И.К.Кожанова “Капитан 1-го ранга” о Кузнецове. В ней Николай Герасимович был назван “самым молодым капитаном 1-го ранга всех морей мира”.

За выдающиеся заслуги в деле организации подводных и надводных морских сил РККА и за успехи в боевой и политической подготовке краснофлотцев (за первое место по всем видам боевой подготовки крейсера “Червона Украина”) в декабре 1935 г. Н.Г.Кузнецов был награжден орденом Красной Звезды.

В августе 1936 г. Н.Г.Кузнецову поручается ответственная миссия. Его направляют в объятую гражданской войной Испанию военно-морским атташе и главным военно-морским советником, а также руководителем советских моряков-добровольцев. Многое было сделано доном Николасом (Лепанто), чтобы республиканский флот выполнил поставленные задачи. Его деятельность по оказанию помощи испанскому флоту была высоко оценена советским правительством: в 1937 г. он был награжден орденами Ленина и Красного Знамени.

В июле 1937 г. Н.Г.Кузнецова отозвали на Родину и в августе назначили заместителем командующего Тихоокеанским флотом, а с 10 января 1938 г. по 28 марта 1939 г. он командующий Тихоокеанским флотом в звании флагман 2-го ранга. Здесь молодому командующему выпало не только наращивать силы и средства флота, совершенствовать его организацию, бороться против арестов, защищая и отстаивая своих подчиненных, начиная прозревать. Он принимал меры по повышению боевой готовности флота, внимательно следил за обстановкой и выступал против провокаций японцев у о. Хасан, организовывая помощь Сухопутным войскам и лично бывая в районе боев. Впервые на ТОФе под руководством Н.Г.Кузнецова начинает разрабатываться и внедряться трехступенчатая система боевой готовности флота.

В январе 1939 г. Президиум Верховного Совета СССР утвердил новый текст военной присяги для Красной Армии и ВМФ и новое положение о порядке ее принятия. 23 февраля командующий ТОФ Н.Г.Кузнецов один из первых на флоте принял присягу и дал клятву защищать Родину “не щадя своей крови и самой жизни для победы над врагом”. Этой присяге он остался верен до конца своей жизни.

В марте 1938 г. Н.Г.Кузнецов был введен в состав Главного военного совета ВМФ при созданном в декабре 1937 г. Наркомате ВМФ.

17 марта 1939 г. Н.Г.Кузнецов выступил на XVIII съезде ВКП(б), делегатом которого был избран на 1-ой краевой партийной конференции Приморья. На съезде он был выбран в состав ЦК ВКП(б).

28 марта 1939 г. Н.Г.Кузнецов был назначен заместителем наркома ВМФ, а уже 28 апреля 1939 г. он назначается народным комиссаром ВМФ. Ему было присвоено звание флагмана флота 2-го ранга (адмирала). Н.Г.Кузнецову в то время было немногим более 34 лет. Это был самый молодой нарком в Советском Союзе и первый нарком ВМФ – строевой моряк.

Одна из главных проблем, вставших перед наркомом состояла в том, что при создании Наркомата ВМФ не было четко определено его место в системе управления Вооруженными Силами. Каждый наркомат в системе Правительства замыкался на одного из заместителей Председателя Совнаркома. Исключение составляли НКО, НКВД, НКИД и НК ВМФ. Ими И.В.Сталин руководил лично. Флотские вопросы Н.Г.Кузнецову приходилось решать в этот период главным образом со Сталиным.

В первые месяцы работы в Москве нарком ВМФ часто бывал у Сталина, проводившего совещания по вопросам строительства флота. Но вскоре Николай Герасимович убедился, что в Кремле царила особая атмосфера. Поначалу у Кузнецова была большая надежда на И.В.Сталина. Он прямо признавал, что в этот период “преклонялся перед авторитетом Сталина, не подвергая сомнению что-либо исходящее от него”. Но постепенно наркома ВМФ стали “озадачивать некоторые его решения” в вопросах организации и боевой подготовки флота. “Часто я выходил из его кабинета с самым тяжелым настроением и чувством безнадежности добиться разумного решения… С огорчением приходил к выводу, что Сталин не желает вникать во флотские вопросы и поэтому принимает неправильные решения…”, - писал Н.Г.Кузнецов.

Путь, которым Николай Герасимович прошел до конца своей жизни – служение Родине. Именно ощущение долга помогло наркому своевременно предвидеть и осознать главную задачу, заключающуюся в подготовке флота к приближающейся войне. И эту задачу ему пришлось решать, фактически, одному – “к Сталину попасть было не просто. Никто другой ответ давать не хотел”.

В новой должности Николай Герасимович проявил себя государственным и военным деятелем. На его плечи легла огромная тяжесть государственной ответственности. Вопросы с которыми пришлось столкнуться одними из первых, были связаны с подготовкой флота к войне и с реализацией большой судостроительной программы.

Готовя флоты к войне, Николай Герасимович опирался на высокий профессионализм, присущую ему интуицию, восьмилетний опыт плавания и командования на крейсерах, двухлетнее командование флотом на Тихом океане и боевой опыт, полученный во время войны в Испании и в ходе Хасанских боев 1938 г. Наркому было ясно, что уже начало войны с неожиданными ударами авиации по военно-морским базам и кораблям может стать катастрофой для флота. Единственное средство не допустить этого – сократить до минимума время приведения сил флота в боевую готовность, создать четкую систему, которая сразу вступила бы в действие по определенному сигналу, преданному одним словом. В мае 1939 г. под флагом наркома состоялись большие учения Черноморского флота, в июне он выезжает на Север, в конце июля Н.Г.Кузнецов руководит учениями Краснознаменного Балтийского флота, анализирует их результаты. В сентябре нарком снова на Северном флоте вместе со штабом и военным советом флота разрабатывает планы боевой подготовки ВМФ.

16 октября того же года своим приказом нарком ввел в действие “Корабельный устав ВМФ СССР”, а в конце месяца – “Дисциплинарный устав ВМФ СССР”.

11 ноября 1939 г. Н.Г.Кузнецов утвердил и ввел в действие первую инструкцию о трехступенчатой системе готовностей сил и средств ВМФ, обязавшую иметь силы в положении предварительного развертывания и в состоянии боевой готовности к отражению нападения и проведению первых операций.

С момента введения готовностей на флотах были начаты постоянные тренировки по приведению флота в готовность № 2 и № 1 и дорабатывались инструкции о готовностях.

Помимо этого нарком занимался множеством дел – корректировка судостроительной программы, развитие инфраструктуры флота, строительство береговой обороны, баз и батарей, освоение новых кораблей и аэродромов, организация работы молодого наркомата, ГМШ и ГВС ВМФ. “Организация – ключ к победе”, - в этом его кредо. Н.Г.Кузнецов неустанно работает над созданием в наркомате коллектива добросовестных, профессиональных и компетентных людей, вдохновленным единством целей и взаимопониманием.

В связи с репрессиями 1937-38 гг. и катастрофической нехваткой кадров нарком большое внимание уделял совершенствованию действующих и созданию новых учебных заведений. В 1939 г. командные военно-морские училища были преобразованы в высшие учебные заведения. В 1940 г. по предложению наркома ВМФ правительство приняло решение об открытии семи морских спецшкол – военизированных средних учебных заведений, где помимо общеобразовательных дисциплин учащиеся получали начальную военно-морскую подготовку. Возрождалась добрая российская традиция, заложенная еще Петром I - готовить наиболее смелых и талантливых юношей к военно-морской службе. Воспитанники спецшкол показали себя достойными защитниками Родины, а некоторые стали видными деятелями Вооруженных Сил.

По решению наркома ВМФ на о. Валаам (Ладожское озеро) в начале 1941 года была создана школа боцманов. Ее воспитанники в дальнейшем участвовали в обороне Ладожских островов, в боях на знаменитом Невском “пятачке” и в других операциях. А уже во время Великой Отечественной войны 25 мая 1942 г. нарком издал приказ о создании Соловецкой школы юнг “в целях создания кадров будущих специалистов флота высокой квалификации, требующих длительного обучения и практического плавания на кораблях ВМФ.

Кузнецову многое удалось сделать уже в первые месяцы пребывания на посту наркома, многое из того, что до сих пор живет и составляет неотъемлемую часть не только жизни флота, но и нашей современной жизни. Одним из таких “кузнецовских” нововведений стал День Военно-Морского Флота, впервые отмеченный 24 июля 1939 года.

В феврале 1940 г. нарком ВМФ издал специальную директиву флотам, в которой указал на возможность одновременного выступления против СССР коалиции, возглавляемой Германией и включающей Италию, Венгрию и Финляндию.

В декабре 1940 г. в Наркомате ВМФ было проведено совещание высшего командного состава флотов. Рассматривались уроки финской войны и проблемы, выдвинутые опытом Второй мировой войны, а также текущая деятельность флотов с учетом хода войны в Европе. Была подчеркнута необходимость обратить особое внимание на подготовку начальствующего состава, прежде всего высшего, так как к нему предъявляются особенно высокие требования. Оценивать его следует по его оперативно-тактической подготовке, по его умению руководить во время войны подчиненными ему соединениями. Нарком говорил, что “опыт войны надо изучать не ради знания, не просто ради науки, а для того, чтобы найти и разгадать вероятные средства и методы борьбы противника и своевременно найти противоядие против них”. Н.Г.Кузнецов организует обучение в академии командования соединений, дивизионов и кораблей.

Нарком принимает меры по закреплению на флоте сверхсрочников – как наиболее подготовленного и опытного костяка младшего командного состава. По настоянию Кузнецова в мае 1939 г. постановлением правительства увеличиваются оклады и льготы сверхсрочнослужащих флота. Нарком требовал от флотов решения конкретных вопросов взаимодействия на морях, сам выезжал на флоты, когда этого требовала обстановка. 3 марта 1941 г. нарком дал указание без всякого предупреждения открывать огонь по иностранным самолетам, которые все чаще стали появляться над базами ВМФ. Однако он был вызван к И.В.Сталину, где получил выговор и приказание отменить свои распоряжения. В мае 1941 года по указанию народного комиссара ВМФ на флотах увеличили состав боевого ядра, усилили корабельные дозоры и разведку. 19 июня 1941 года по его приказу все флоты перешли на оперативную готовность № 2. Было дано указание базам и соединениям рассредоточить силы и усилить наблюдение за водой и воздухом, запретить увольнение личного состава из частей и с кораблей. Корабли приняли необходимые запасы, привели в порядок материальную часть, было установлено оперативное дежурство. Весь личный состав оставался на кораблях. Была усилена политработа среди краснофлотцев, призывающая к постоянной готовности встретить и отразить врага.

21 июня 1941 г. после получения от наркома обороны около 23 часов предупреждения о возможном в эту ночь нападении на СССР фашистской Германии, нарком ВМФ в 23-50 шифртелеграммой приказал флотам и флотилиям немедленно перейти на боевую оперативную готовность № 1 с разрешением в случае нападения применять оружие. Еще раньше до 23 часов по телефону флотам было передано то же распоряжение. Благодаря созданной и отработанной на флоте накануне войны под руководством Кузнецова системе оперативных готовностей, флот не позволил застать себя врасплох и встретил удары авиации противника организованным огнем. На флотах в этот день не был потерян ни один корабль, ни один самолет морской авиации, не была взята с моря ни одна база.

В первые дни вражеского вторжения наркому Н.Г.Кузнецову пришлось действовать на свой страх и риск. Ведь в стране перед войной так и не было создано системы руководства и управления Вооруженными Силами, в которой два наркомата (Обороны и ВМФ) нашли бы свое определенное место и при которой они опирались бы в своей работе на четкую организацию, а не на указания И.В.Сталина. При всем при этом “действия флотов с первых же дней войны сочетались с общей стратегией Вооруженных Сил. Иначе не могло и быть. Это было зафиксировано в наших оперативно-тактических документах и проверялось на всех больших и малых учениях”, - писал впоследствии Н.Г.Кузнецов. Получив донесения с флотов, что атаки противника отражены, нарком ВМФ приступил к реализации довоенных планов использования сил флота в войне.

22-25 июня 1941 г. авиация и корабли ЧФ нанесли удары по Констанце, авиация КБФ – по порту Мемель. 30 июня адмирал Н.Г.Кузнецов приказал уничтожить силами авиации ЧФ объекты нефтепромышленности в Плоешти. В конце июля совместно с ГМШ Н.Г.Кузнецов разрабатывает зародившийся у него и В.А.Алафузова план нанесения авиацией КБФ бомбовых ударов по Берлину. Кузнецов лично его организовывал, контролировал и отвечал перед Ставкой за его выполнение.

Однако, вскоре в связи со стремительным продвижением немцев вглубь страны, что привело к потере вначале передовых (Либава, Одесса), а затем и основных (Таллин, Севастополь) баз ВМФ, флоту на время пришлось отказаться от активных самостоятельных действий. 23 июня 1941 г. был образован высший орган стратегического руководства военными действиями Советских Вооруженных Сил — Ставка Главного Командования. Как нарком ВМФ Н.Г.Кузнецов с 23 июня по 10 июля 1941 г. входит в ее состав.

Оперативно-стратегическое применение Военно-Морского Флота и характер его задач в годы Великой Отечественной войны определялись континентальным характером войны, конкретными условиями складывавшейся обстановки и общими задачами Советских Вооруженных Сил, возникавшими на том или ином этапе войны.

Флот стал выполнять необходимую подчиненную сухопутным войскам работу: корабли, авиация, береговая оборона и части морской пехоты, тесно взаимодействуя с сухопутными войсками, оказывали фронтам посильную помощь на приморских направлениях. Морскую авиацию перенацелили против танковых группировок противника и вражеских самолетов, надводные корабли были привлечены огнем поддерживать приморские фланги группировок Красной Армии. Флот перевозил миллионы людей, миллионы тонн различных грузов. В октябре 1941 г. на флотах и флотилиях было сформировано 25 морских стрелковых бригад, участвовавших в битве за Москву и затем во всех боях и наступлениях наших войск до самого Берлина.

Действующие флоты в оперативном отношении в начале войны были подчинены фронтам. Руководящая роль наркома ВМФ флотами оказалась сложной, т.к. задачи перед ними ставило фронтовое командование и реже Ставка. Но чисто морские задачи, помимо решаемых флотами на суше, тоже имелись. Главная задача Н.Г.Кузнецова в этот период заключалась в обеспечении взаимодействия армии и флота на приморских направлениях. Адмирал Н.Г.Кузнецов как представитель Ставки выезжал на флоты и фронты, чтобы лично руководить наиболее ответственными операциями. Взаимодействие между приморскими частями армий и силами ВМФ приходилось отрабатывать буквально в ходе боев.

Действия советского ВМФ в этот период получили высокую оценку союзников. “В ходе нынешней войны, - писал в 1942 г. английский историк Б.Тонстолл, - морская стратегия России планировалась и осуществлялась весьма трезво; кроме того, она в гораздо большей степени содействовала успехам Красной Армии, чем это хорошо известно. На Черном море эта стратегия помешала вторжению на Кавказ с моря; в то же время русский флот беспокоил неприятельские морские коммуникации у берегов Болгарии и Румынии”.

В ходе войны советское военно-стратегическое планирование и оперативно-тактическое искусство постоянно совершенствовалось. Достигнутые успехи в значительной мере явились следствием огромного внимания Н.Г.Кузнецова к изучению и усвоению на флотах боевого опыта. В январе 1943 г. в составе ГМШ создается отдел по изучению и обобщению опыта войны. Фактически наркомом ВМФ была создана система учета боевого опыта и проведения на его основе боевой подготовки сил флота.

К первостепенным задачам наркома ВМФ в годы войны относилась организация проводки союзных конвоев, осуществляющих поставки по ленд-лизу в северные порты СССР. Кузнецов лично осуществлял координацию действий Северного флота, авиации ПВО страны и резерва Ставки по защите конвоев от ударов противника.

В 1944 г. в связи с изменением обстановки на фронтах, изменился и характер морских операций. Их целью стало участие в освобождении побережья и приморских городов. Менялась и организация управления. 31 марта 1944 г. была издана директива Ставки о назначении наркома ВМФ Адмирала флота Н.Г.Кузнецова Главнокомандующим ВМС с прямым подчинением ему флотов и флотилий.

Значительно возросла роль командования ВМФ в стратегическом планировании. Нарком ВМФ и ГМШ непосредственно разрабатывали крупные флотские операции, согласовывали их с Генеральным штабом или командующими фронтами и полностью отвечали за их проведение.

В феврале 1944 г. Н.Г.Кузнецову первому в СССР было присвоено высшее воинское звание на флоте “Адмирал флота”, и он единственный носил погоны с четырьмя звездами, а 31 мая 1944 г. – звание “Адмирал флота” с маршальскими звездами на погонах, приравненное к званию Маршала Советского Союза. 27 июня 1944 г. и 28 июня 1945 г. он был дважды награжден полководческим орденом Ушакова 1 степени за №№ 5 и 17.

2 февраля 1945 г. было принято постановление ГКО об изменении Ставки ВГК. В нее дополнительно вошли генерал А.И.Антонов, маршал А.М.Василевский и адмирал флота Н.Г.Кузнецов. Официальное включение в состав Ставки мало что изменило в его работе. Как нарком ВМФ и представитель Ставки ВГК он и до этого бывал на ее совещаниях и в ГКО, куда его вызывали по флотским вопросам. Нередко он обращался в Ставку и сам, чтобы добиться нужных флотам решений правительства или Верховного Главнокомандования.

Особой страницей деятельности Н.Г.Кузнецова в годы войны было его участие в переговорах с военно-морскими миссиями союзников в 1941 – 1945 гг., а также в качестве члена советской делегации – в конференциях глав государств в Ялте и Потсдаме.

В Крыму ему пришлось решать вопросы, связанные с совместными действиями союзников в Европе, на Дальнем Востоке, военно-морскими поставками по ленд-лизу, выполнять ответственные поручения Ставки по организации и обеспечению приема и безопасности кораблей и самолетов союзных делегаций. Участвуя в работе Потсдамской конференции, Н.Г.Кузнецов проявил незаурядное дипломатическое мастерство, решая один из самых болезненных вопросов – раздел германского флота. В итоге Советский Союз получил 150 боевых и более 420 вспомогательных кораблей.

Наступила долгожданная Победа. В период Великой Отечественной войны советский флот смог не только отразить внезапное нападение врага, но и перейти к решительным действиям на всех военно-морских театрах. Из девяти крупнейших стратегических наступательных операций Советских Вооруженных Сил в войне в шести принимали участие флоты и флотилии ВМФ. Содействуя Красной Армии, моряки воевали, оставаясь на кораблях, боролись с вражеским флотом на коммуникациях, совершали набеговые операции. Но и на сухопутные фронты с флота было направленно около 500 тысяч морских пехотинцев, высажено 113 морских десантов численностью около 330 тысяч человек. В десантных операциях участвовало до 2000 боевых кораблей и несколько тысяч вспомогательных судов. По морским коммуникациям было переправлено более 100 млн. т. грузов, около 10 млн. человек. Силами флота было уничтожено свыше 1285 боевых кораблей и вспомогательных судов, около 1300 транспортов противника водоизмещением свыше 3 млн. т. Авиация флота уничтожила до 5000 вражеских самолетов. Все наши флоты и почти все флотилии стали краснознаменными.

В день Военно-Морского Флота СССР 22 июля 1945 года в приказе № 371 Верховный Главнокомандующий дал оценку Военно-Морскому Флоту в годы Великой Отечественной войны:

"В Великой Отечественной войне советского народа против фашистской Германии Военно-Морской Флот нашего государства был верным помощником Красной Армии.

…Как известно, на суше и на море планы германских стратегов полностью провалились...

...Боевая деятельность советских моряков отличалась беззаветной стойкостью и мужеством, высокой боевой активностью и воинским мастерством.

Моряки подводных лодок, надводных кораблей, морские летчики, артиллеристы и пехотинцы восприняли и развили все ценное из вековых традиций русского флота.

Советские моряки за четыре года войны вписали новые страницы в книгу русской морской славы. Флот до конца выполнил свой долг перед Советской Родиной.

Советский народ хочет видеть свой флот еще более сильным и могучим".

Для главкома ВМС, Адмирала флота Н.Г.Кузнецова война не закончилась 9 мая 1945 г. Он отправился на Дальний Восток для организации взаимодействия сил Тихоокеанского флота и Амурской флотилии с частями Красной Армии в войне с Японией.

В период Великой Отечественной войны Н.Г.Кузнецов проявил себя выдающимся организатором взаимодействия флота с сухопутными войсками. За вклад Николая Герасимовича в победу и проявленные в годы войны мужество и героизм 14 сентября 1945 г. он был удостоен высокого звания Героя Советского Союза.

Война - это жестокий экзамен всем – от солдата до маршала, от матроса до адмирала. Экзамен на мужество и на зрелость. Н.Г.Кузнецов превратился в зрелого государственного руководителя и флотоводца, со сложившимися взглядами на роль и развитие флота, его место в системе Вооруженных Сил страны. Он мечтал о перспективах создания “сбалансированного морского и океанского флота” и не мог предположить, что впереди его ждали жестокие разочарования, несправедливость и опала.

Камнем преткновения стала проблема судостроения. Итоги войны, тяжелейшие потери, понесенные советским флотом в ходе боевых действий, заставили Н.Г.Кузнецова критически оценить качества кораблей отечественной постройки.

Главные идеи новой судостроительной программы основывались на изучении богатейшего опыта войны. Еще летом 1945 г. нарком ВМФ поручил ГМШ под руководством Л.М.Галлера подготовить проект новой судостроительной программы. Основными классами боевых кораблей были названы авианосцы (большие и малые), крейсера с 9-дюймовой артиллерией, подводные лодки, эсминцы и т.д.

Кузнецов очень рано понял и высоко оценил перспективность использования на флоте ядерной энергии для кораблей и особенно для подводных лодок. В советском ВМФ в рамках подготовки новой программы началась большая научная работа по разработке методов защиты от ядерного оружия и исследованию возможностей применения ядерной энергии.

Однако судьба этой программы как и развитие флота оказались весьма непростыми, отразившись на судьбе самого Н.Г.Кузнецова. Решающую роль в этом сыграл И.В.Сталин. Н.Г.Кузнецову пришлось отстаивать свои взгляды и интересы флота практически в одиночку, постоянно рискуя вызвать гнев Сталина, который не понимал специфики организации и управления флотом. 12 января 1946 г. Н.Г.Кузнецов представил Председателю СНК СССР свой доклад о необходимости иметь единую организацию всех Вооруженных Сил. Но доклад нигде не рассматривался и вся реорганизация управления Вооруженными Силами свелась к переименованию Наркомата Обороны и упразднению Наркомата ВМФ.

В проекте десятилетнего плана кораблестроения на 1946-1955 годы Николай Герасимович считал первостепенной задачей создание сбалансированного по родам сил и классам кораблей флота в т.ч. авианосцев с истребительной авиацией, прежде всего для Северного и Тихоокеанского флотов, где они должны были существенно усилить ПВО эскадр надводных кораблей.

Решительно возражало против строительства авианосцев тогдашнее руководство Наркомата судостроительной промышленности, постоянно ссылаясь на "неготовность" строить принципиально новые для отечественного флота корабли. Поэтому проект плана неоднократно подвергался корректировке.

Н.Г.Кузнецов категорически возражал против строительства тяжелых крейсеров, но его мнение было проигнорировано на самом высоком уровне. Судостроительная промышленность, не желая быстро менять технологию, сумела отстоять строительство кораблей по морально устаревшим проектам.

Сталин, видимо, укрепился в своем намерении убрать неуступчивого Главкома ВМС. По стране уже катилась волна послевоенных репрессий. В начале января 1947 г. на заседании Главного военного совета ВМФ Сталин неожиданно предложил освободить Н.Г.Кузнецова с должности Главкома ВМС. Возразить вождю никто не решился.

Спустя месяц, Адмирал флота Н.Г.Кузнецов отправился служить в Ленинград начальником Управления ВМУЗов, и в ноябре 1947 г. снова был вызван в Москву, где его ожидали “суд чести” и суд Военной коллегии Верховного суда СССР по доносу. Вместе с Кузнецовым обвинялись по этому “делу” заместители наркома ВМФ адмиралы Л.М.Галлер, В.А.Алафузов и вице-адмирал Г.А.Степанов. 3 февраля 1948 г. был вынесен приговор - адмиралов посадили в тюрьму, а Н.Г.Кузнецова, признав виновным в уголовном порядке, но учитывая его заслуги в деле строительства ВМФ и особо в годы Великой Отечественной войны, решили в тюрьму не сажать. Его разжаловали до контр-адмирала и лишили работы. Только через полгода по его личной письменной просьбе Сталину, его отправили служить на Дальний Восток заместителем главнокомандующего войсками Дальнего Востока по ВМС. В феврале 1950 г. Н.Г.Кузнецов вступил в командование 5-м Военно-Морским флотом на Дальнем Востоке. 27 января 1951 г. он по второму разу получил очередное воинское звание “вице-адмирал” и был награжден орденом Ленина.

Летом 1951 года в жизни Н.Г.Кузнецова произошел очередной “крутой поворот”. На заседании Политбюро ЦК ВКП(б) было принято решение “вернуть Кузнецова” на место военно-морского министра. И.В.Сталин, вновь увлеченный идеей создания “большого флота”, осознал, что “современного флота не построили”, и на посту военно-морского министра должен быть человек независимый, действительно государственного масштаба и кругозора, глубоко понимающий значение флота, способный отстаивать его интересы.

Сразу же после возвращения в Москву в сентябре 1951 года Н.Г.Кузнецов представил И.В.Сталину обстоятельный доклад об отставании нашего флота от мирового технического уровня, необходимости начала работ по проектированию подводных лодок с атомными энергетическими установками(в США работы начались еще в 1947 году), форсированию работ по реактивному (по терминологии того времени) вооружению, реализации других неотложных мер по повышению боеспособности флота. Однако добиться рассмотрения в правительстве поставленных вопросов и принятия по ним соответствующих постановлений ему так и не удалось.

Николай Герасимович с горечью писал: "...ни формально, ни по существу меня нельзя обвинить в тех кораблях, которые построены в период 1947 - 1951 гг. Программа была принята без меня и против моих предложений. Строительство велось в мое отсутствие... Но я уверен, что если бы были приняты мои предложения, то к 1952 - 1953 годам мы бы имели авианосцы, подводные лодки, десантные корабли, крейсера, сильные в зенитном отношении, имели бы самые современные эсминцы."

Летом 1952 г. Н.Г.Кузнецов вновь обратился к И.В.Сталину с докладом об основных недостатках вооружения и техники флота с конкретными предложениями по их устранению. Все попытки военно-морского министра изменить неблагоприятную ситуацию в строительстве флота, систему взаимоотношений с судостроителями фактически оказались вновь блокированы. Это объснялось тем, что Сталин все меньше занимался государственными делами, а у его ближнего окружения Кузнецов оставался как и прежде “как притча во языцах”.

Смерть И.В.Сталина ничего не изменила. Вскоре произошла новая реорганизация Вооруженных Сил. Морское министерство было слито с Министерством Обороны без учета точки зрения моряков и в ущерб флоту. С 16 марта 1953 года Н.Г.Кузнецов вступил в должность первого заместителя министра обороны СССР – Главнокомандующего ВМС. 11 мая 1953 г. он был восстановлен в прежнем звании “Адмирал флота”. Приговор Верховной коллегии от 03.02.48 г. был отменен за отсутствием в деле состава преступления. Были реабилитированы и его товарищи.

3 марта 1955 г. в Указ ПВС СССР от 1940 г. о введении звания “Адмирал флота” была внесена поправка, в связи с чем высшее звание в ВМФ, введенное в 1940 г., стало именоваться “Адмирал Флота Советского Союза”. Н.Г.Кузнецов был удостоен его еще 31 мая 1944 г. 27 апреля 1955 г. Н.Г.Кузнецов получил маршальский знак Бриллиантовую звезду и Грамоту к ней.

Полный планов Кузнецов с новой силой и энергией принялся за разработку десятилетней программы строительства флота на 1956-1965 годы. Наряду с созданием атомных подводных лодок и надводных кораблей с ракетным оружием, она предусматривала строительство авианосцев и десантных кораблей. Замысел Н.Г.Кузнецова отличало стремление создать сбалансированный флот, способный выполнять свои задачи в Мировом океане. Н.Г.Кузнецов сделал максимум возможного для будущего флота. Еще в сентябре 1954 г. Главком ВМС утверждает проект оснащения подводной лодки Б-67 баллистическими ракетами с ядерными боеголовками, а в ноябре утвердил задание на проект перевооружения крейсеров пр. 68-бис зенитным ракетным комплексом С-75, а в январе 1955 г. – ракетным противокорабельным комплексом “Стрела”. Но и эту, уже третью по счету, его судостроительную программу ему не суждено было довести до конца.

Против выступил Н.С.Хрущев, который считал вообще нецелесообразным строить крупные корабли, а тем более авианосцы и решил “навести порядок” на флоте. Но его кипучая энергия наткнулась на твердость характера Н.Г.Кузнецова. Убежденность Главкома в правильности главных идей программы строительства нового флота придали ему решимость стоять до конца. И Кузнецов честно высказал Н.С.Хрущеву свое возмущение безответственным отношением к флоту со стороны Никиты Сергеевича и его окружения.

Назначение Г.К.Жукова на пост министра обороны ничего хорошего для Н.Г.Кузнецова не принесло. К тому же Н.Г.Кузнецов допустил честный, но неосторожный шаг. На доверительный вопрос Предсовмина Н.А.Булганина: “Что вы думаете по поводу назначения Жукова?” Н.Г.Кузнецов, высказал пожелание обратить внимание маршала на необходимость его более объективного отношения к флоту. Это пожелание было передано новому министру как возражение против его назначения. “Я не думал, что это станет известно самому Жукову, - пишет в своих записях Николай Герасимович. - Но получилось иначе. Я был выставлен перед Жуковым как его противник. Тот при первом же случае высказал мне свое неудовлетворение: “Так вы были против моего назначения?”... Судьба моя была решена. Я понял, что нужно уходить подобру-поздорову”.

Н.Г.Кузнецов понял, что плодотворная работа с новым министром обороны, его прямым начальником становится невозможной. Николай Герасимович получил второй (после 1948 г.) инфаркт. В мае 1955 г. он пишет письмо Г.К.Жукову с просьбой освободить его от занимаемой должности по болезни, но ответа не получил.

Сейчас остается только жалеть о не состоявшемся сотрудничестве двух безусловно выдающихся людей своего времени, двух полководцев, прошедших войну и умудренных ее опытом.

Н.С. Хрущеву было недостаточно просто снять его с должности. Нужна была расправа над Главкомом в назидание “строптивым” военным. Поводом стала гибель в Севастополе линкора “Новороссийск”. Формально, Н.Г.Кузнецов уже полгода находился в отпуске по болезни. Обязанности главкома ВМС по рекомендации Н.Г.Кузнецова исполнял командующий Черноморским флотом вице-адмирал С.Г.Горшков. Но всю вину за “Новороссийск” свалили на Н.Г.Кузнецова.

8 декабря 1955 г. Н.Г.Кузнецов был снят с должности, а 17 февраля 1956 г. снижен в звании до вице-адмирала и уволен в отставку “без права работать во флоте”. В 51 год умудренный опытом военачальник был безвозвратно отлучен от любимого и единственного дела всей жизни. Вскоре после смещения Н.Г.Кузнецова, руководство страны приняло решение о создании "ракетно-ядерного океанского флота". Главными родами сил были определены атомные подводные лодки и морская ракетоносная авиация берегового базирования. Крупным надводным кораблям отводилась вспомогательная роль, а авианосцы были объявлены "оружием агрессии".

Н.С.Хрущев, имевший самые поверхностные взгляды на сложнейшие вопросы создания современного флота, категорически утверждал, что "…подводные лодки могут решать все задачи, крупные надводные корабли не нужны, а авианосцы - "покойники". Только через три года после смещения Н.С.Хрущева и назначения министром обороны А.А.Гречко, началось создание предлагавшегося Н.Г.Кузнецовым сбалансированного флота, что нашло отражение в планах военного кораблестроения на 1971-1980 гг. и на 1981-1990 гг.

За год до своей смерти Николай Герасимович с удовлетворением отмечал: "Теперь, когда пишутся эти строки, мои взгляды на различные классы кораблей оправдались. Вариант "сбалансированного" флота с подводными и надводными кораблями признан сейчас самым разумным."

“От службы во флоте меня отстранили, - писал Н.Г.Кузнецов, - но отстранить меня от службы флоту невозможно”. Оправившись в 1956 г. от болезни и до конца жизни в 1974 г. Н.Г.Кузнецов был вынужден ограничить свою "службу флоту" написанием мемуаров и трудов по истории и военно-теоретическим проблемам ВМФ. Изданы книги Н.Г.Кузнецова "На далеком меридиане" о событиях во время национально-революционной войны в Испании в 1936-39 гг., “Накануне”, “На флотах боевая тревога”, “Курсом к победе” - обобщающие опыт Великой Отечественной войны, “Крутые повороты”, опубликовано около сотни статей о флоте и его героической деятельности в годы Великой Отечественной войны, о людях, посвятивших себя Военно-Морскому Флоту страны. Им высказаны соображения по организации и строительству Военно-Морского Флота, его взаимодействию с другими родами войск. Н.Г.Кузнецов выучил английский язык (до этого знал испанский, французский и немецкий) и перевел несколько книг по морской тематике.

Встал на партийный учет в парторганизацию Института общей и педагогической психологии АПН СССР. Здесь он организовал и вел семинары, выступал перед учеными, преподавателями, студентами с воспоминаниями и рассказами об исторических событиях, об истории Советской Армии и Военно-Морского Флота, о Великой Отечественной войне, о людях, с которыми работал и которых знал.

Николаю Герасимовичу всегда помогала его семья. В 1938 г. после Испании он встретил Верочку - человека, который никогда в жизни не предаст его, как потом сделают многие.

Она - Вера Николаевна, жена, всегда была ему любящим и верным другом, разделила с ним горечь самых трагических событий, годы забвения и радость успехов, а детям стала прекрасной матерью и примером для подражания. Она и сейчас в меру своих сил и возможностей делает все для сохранения памяти о Николае Герасимовиче, вместе с невесткой Раисой Васильевной готовит к переизданию его книги, разбирает и систематизирует его архивы. У Николая Герасимовича три сына – Виктор, Николай и Владимир, старавшиеся не только поддержать его морально, но и не давать ему поводов для лишнего беспокойства. Сейчас растут его внуки и внучка, выросшие в обстановке любви и преклонения перед дедом, взрослеют его правнуки, воспитываемые на любви к Родине и Флоту.

И хотя внешне все выглядело благопристойно, 18 лет забвения и невостребованности его энциклопедических знаний, колоссального опыта, огромного желания принести хоть какую-нибудь пользу родному Военно-Морскому Флоту не прошли для него даром.

В его личной записной книжке сохранились горькие раздумья. Вот некоторые из них: 1966 г. “Сегодня был в Польском посольстве. Вручили медаль за Испанию. За последние годы я получил три медали за Испанию и ни одной за защиту своей Родины. Ну, кто что заслужил, то и получает!”, 1968 г. “Переживания по случаю 50-летия Вооруженных Сил стоили мне не так дорого: обошлось небольшим гипертоническим кризом… В процессе празднования мне было нанесено довольно много булавочных уколов с печатью низкой мести…”, “16.08.74. Живем тихо. Все чаще посматриваю на укороченный конец жизненного пути. Важно его закончить, сохранив присутствие духа…”, “19.10.74. Книгу подписал к печати – выйдет в январе (Не вышла. Уже напечатанный тираж задержали и не выпустили ко Дню Победы – прим. ред.) В “Октябре” будут два куска в 11 и 12 номерах, уже посмотрел и подписал. В журнале “История СССР” № 5-74 есть статья “День первый и день последний”. Расписался ко Дню Победы – 30-летию, - будет статей пять. Но вот беда, меня это почему-то не радует как раньше. Очевидно, падающие рядом снаряды, контузили меня и апатия берет верх”.

Скончался Н.Г.Кузнецов 6 декабря 1974 года в 1 час 15 мин. после медицинской операции на почке в результате последовавшего обширного инфаркта (уже третьего) и был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. Н.Г.Кузнецов был "отстранен от флота" в 1956 году. До самой кончины он писал в различные инстанции с просьбой вызвать его, разобраться с ним, он хотел понять, в чем он виноват и, если действительно виноват, готов был понести еще более суровое наказание. После мучительных раздумий через опыт душевных страданий он пришел к выводу, что в государстве должен управлять закон.

В 1956 – 1988 гг. общественность, военачальники, моряки-ветераны, служащие ВМФ, семья Н.Г.Кузнецова отправляли письма в высшие инстанции на имя всех Генеральных секретарей ЦК КПСС и в Верховный Совет СССР с просьбами разобраться по существу и восстановить справедливость. Решения не принимались вплоть до 26 июля 1988 года, когда спустя 32 года, он был восстановлен в звании "Адмирал Флота Советского Союза". Это произошло через 14 лет после его смерти и все это время на его надгробии не было написано никакого воинского звания.

За заслуги перед Отечеством и Флотом Н.Г.Кузнецов награжден Звездой Героя Советского Союза, четырьмя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, Орденом Красной Звезды, двумя орденами Ушакова 1-ой степени, иностранными орденами и медалями.

Его именем назван флагман российского ВМФ тяжелый авианесущий крейсер "Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов", его имя присвоено Военно-Морской академии в Санкт-Петербурге, на здании Главного штаба ВМФ в Москве открыта мемориальная доска, его портрет помещен в галерею флотоводцев Российского государственного морского историко-культурного центра при Правительстве Российской Федерации, улицы в Санкт-Петербурге, Архангельске и Котласе названы его именем, благодаря усилиям общественности и местной администрации в деревне Медведки под городом Котласом создан небольшой мемориальный музей. Именем Кузнецова назван речной теплоход на Северной Двине и подводный остров в Тихом Океане. В различных музеях имеются экспозиции, посвященные ему. В 1997 году по инициативе флотских, ветеранских и других общественных организаций, сослуживцев и членов семьи Н.Г.Кузнецова был создан общественный Фонд памяти Адмирала Флота Советского Союза Кузнецова Н.Г. В мае 2000 года средняя школа № 4 в г. Тара Омской области, где в годы войны размещалась 2 -я военно-морская спецшкола, добилась присвоения ей имени Адмирала Флота Советского Союза Н.Г.Кузнецова, в Севастополе на Б.Морской ул. ему установлен памятник.

О Николае Герасимовиче Кузнецове можно сказать: в отставке он не был. И это будет чистая правда.

С сайта www.glavkom.narod.ru: Р.В. Кузнецова, В.Н.Кузнецов. "В отставке не был. Биография Н.Г. Кузнецова".

Портрет - работы Ю.Копейко из кн. А. Митяева "Книга будущих адмиралов", М., 1986.


Маршалы СССР

Похожие статьи:

Показать комментарии